2 тыс. 750 км железных дорог, в то время как в США почти 25 тыс. км, а их протяженность к концу 1864 г. составила 55 тыс. км против 3 тыс. 700 км в России.

Отмена в 1861 г. крепостного права и последующие экономические реформы обусловили необходимость создания в России надежной и эффективной транспортной системы, обеспечивающей развитие промышленности и сельскохозяйственного производства, освоение новых территорий и укрепление внутренних и внешних экономических связей. Назначенный в 1862 г. главноуправляющий путями сообщения и публичными зданиями П. П. Мельников подготовил перспективный план сети железных дорог. После обсуждения и доработки первый перспективный план строительства новых линий общей протяженностью свыше 7 тыс. км в апр. 1866 г. был утвержден, получив статус закона. Однако его реализация в начальный период была крайне затруднена, поскольку в казне средств на эти цели не было, а частные компании из-за отсутствия достаточного капитала и необходимой предприимчивости воздерживались от строительства железных дорог. Определенную роль в этом играла и распространенная, в основном иностранцами, состоявшими в Главном обществе российских железных дорог, ложная информация о невыгодности вложения капиталов в сооружение русских магистральных линий, хотя в действительности казной были созданы для них выгодные условия (гарантия прибылей, предоставление займов и др.). По настоянию П.П. Мельникова в 1864 г. на средства государственного казначейства началось сооружение Южной линии - первого участка от Москвы до Орла, а затем выделены средства на продолжение линии до Курска. Успешное строительство этой линии, а также линии Ря-зань-Козлов и некоторых других послужило подтверждением выгодности постройки железных дорог в России.