Следствием «парадокса универсальности» становятся отказ от использования общего определения системы и выделение отдельных классов объектов, в каждом из которых общие понятия и свойства, в том числе и такие, как «система», «структура», «функционирование», «состояние», наполняются своим специфическим содержанием. Так, в частности, в системоло-гии Дж. Клира выделяются классы систем, базирующиеся на определенных типах как элементов, так и отношений между ними1. Наиболее четко эта позиция обозначена в работе

В.Н. Костюка, в которой он полагает, что исследование объектов должно основываться не на общем определении системы, а на выделении научно обоснованных ограниченных совокуп-ностей (классов, типов) систем".

По мнению Ю.Я. Голикова, главная причина неопределенности понятий и принципов системного подхода заключается в неадекватном распространении понятия системы на абсолютно все существующие в действительности объекты сложной природы, в том числе с дезинтегрирующими и иррациональными типами связей и взаимодействий3. Это приводит к рассмотрению в качестве систем совокупности объектов, заведомо не имеющих целостности либо не имеющих единых субъектов управления (например, в общественных образованиях4), либо связанных антагонистическими, конфликтными взаимодействиями .

Однако соединение этих объектов приводит к возникновению нового качества с неаддитивными, но иррациональными свойствами (такими, как нестабильность, изменчивость, случайность, парадоксальность, непредсказуемость), которое отличается от целостности как устойчивого, рационального качества.

Что же нужно сделать, чтобы определить систему6?