Купфсрман работал в компании Belle Tzell Cell всего лишь несколько недель. Однажды, направляясь в одном автомобиле с ним на работу, Нэлли сказала:

- Дэйв, ты знаешь, я оказалась между двух огней. Моя мать и тетки не хотят, чтобы я расширяла фабрику в Таксоне, а наша фабрика в Ногалесе производит больше брака, чем годной продукции. Твой предшественник уволился, поскольку не мог разрываться ■лл две фабрики. Между тем, большинство наших операций выполняются именно в Но--алесе Тебе лучше посетить фабрику в Ногалесе и посмотреть, что там и как.

- Я лучше подожду, - ответил Купферман. - Боюсь, что после моего последнего замечания о низком качестве продукции, меня окунут головой в чан с кислотой, если я переступлю порог той фабрики. Как вы стали настолько зависеть от мексиканского отделения?

Нэлли повторила доводы и добавила:

- В течение многих лет экономия на этой фабрике давала нам конкурентное преимущество. В стоимостном выражении две трети нашей деятельности находятся в Ногалесе.

- Две трети? - переспросил Купферман. - Мне кажется эта цифра завышенной. Как ты ее определила?

- Смотри, - сказала Нэлли. - Мы получаем немного меньше четырех миллионов долларов в год или 16 тысяч долларов за один рабочий день. Мы тратим примерно 15 тысяч долларов за один рабочий день. Из этой суммы около 10 тысяч долларов тратится на зарплату, сырье и накладные расходы в Ногалесе. Более 1000 долларов в дегп> расходуется на перевозку свинцовых пластин из Ногалеса в Таксон, хотя 800 долларов из этой суммы составляют импортные пошлины на свинцовые пластины. Здесь же в Таксоне на производственные нужды у нас уходит примерно 3000 дочларов в день: около двух третей на заработную плату и одна треть на формованные перемычки и пластиковые корпуса. Оставшаяся сумма - это общефирменные накладные расходы и прибыль.