Преимущество хранения трейлеров в Ногалесе состояло в отсрочке выплаты импортных пошлин приблизительно в 800 долларов за каждый трейлер, груженный пластинами для аккумуляторов. Однако проблема была в том, что мексиканские пограничные служащие, назойливо проверяющие груз компании Tzell, пытались вымогать деньги с водителей компании за выпуск ее фузовиков за пределы Мексики. Поэтому грузовики часто задерживались на фанице, их подвергали тщательному длительному досмотру, чтобы убедиться, что фузовики не провозят предметы искусства или мексиканские национальные ценности. Один мексиканский служаший-пофаничник по прозвищу “Панчо Вилла” очень медленно проверял фузовики, фомко объясняя это тем, что он сильно расстроен из-за того, что приближаются Рождественские праздники (независимо от того, когда это происходило), а у него нет денег, чтобы купить подарки для всех членов его многочисленной семьи

Перед тем как представить полученные данные г-же Тцелл, Купферман решил также посетить фабрику в Ногалесе, поскольку хотел убедиться, что место для парковки на фабрике в Ногалесе было огорожено. Но вначале он позвонил Хуану Пересу, мексиканскому управляющему фабрики, который не желал ничего говорить, пока не убедился, что Купферман звонит не для того, чтобы на что-либо пожаловаться Перес ответил, что двор не огорожен, но можно фуженый грузовик с закрытыми задними дверями припарковать задней стороной вплотную к прочной кирпичной стене, что сделает взлом задней двери и проникновение внутрь фузовика невозможным. Также он добавил, что фабрика имеет настолько плохую репутацию из-за высокой заболеваемости и травматизма, что местные воришки обходят фабрику за километр.