Кооператив находился в собственности его членов, владельцев универсамов; им управлял совет директоров, избираемый владельцами магазинов, имеющими по меньшей мере один голос. Магазины с большими объемами продаж имели больше голосов, хотя дополнительные голоса давались не пропорционально объемам продаж. (Причина в том, что несколько лет назад владельцы мелких магазинов поняли, что они могут потерять свою власть, и поэтому забрали себе дополнительные голоса, которые достались бы более крупным магазинам.) Совет директоров нанял на пост генерального менеджера Питера Брайта.

Товары продавались членам кооператива по цене, которую за них заплатил кооператив, плюс 23% за складские услуги и транспортировку со складов в розничные магазины членов кооператива. Каждый год доходы кооператива превышали затраты, но чистая прибыль была невелика; 20% разницы между доходами и расходами возвраща лась членам кооператива прямо пропорционально объемам их покупок у кооператива, а остаток рассматривался как капитал и снова вкладывался в кооператив. Бизнес кооператива оставался на прежнем уровне; никакого роста не наблюдалось. Его члены по объемам продаж проигрывали сетям розничных магазинов и магазинов, торгующих товарами по сниженным ценам, которые появились в данном регионе.

Кроме того, над советом директоров постоянно нависала проблема “политического раскола” между крупными и мелкими магазинами - членами кооператива. Мелкие магазины продавали только от одной до двух тысяч единиц учета запасов (SKU) различных товаров или их партий изо всех, имевшихся в наличии у кооператива, в то время как крупным членам требовалось от 6 до 8 тысяч SKU, для того чтобы успешно конкурировать с сетями магазинов. Эта последняя группа членов кооператива состояла из более энергичных и напористых торговцев, большинство из которых считали, что кооперативу следует забыть о своих мелких членах и помочь им выиграть борьбу с сетями розничных магазинов. Время от времени они угрожали создать собственный кооператив.